February 9th, 2018

Весна, весною, о весне...

Не самое доброе время. Во-первых, сам по себе февраль – чем ближе к теплу, тем все длиннее кажутся дни холода. Во-вторых, бесконечные негативные вводные сыплются – вчера вот капитуляция перед внезапно выпавшим зимой снегом, вот-вот начнет рваться из груди плач Ярославны по другому печальному поводу, а надо... Надо просто помнить, как красива, как жива и как трогательна майская нежная зелень. Кто-то скажет, что жить надо здесь и сейчас, так я разве спорю? Но ведь здесь и сейчас не только то, что видно глазами, здесь и сейчас под снегом спит трава, ждут своего часа клены и липы, чтобы при первой возможности – вот так!


Collapse )

Сегодня выпью на поминках...

Хотя... заголовок  с натяжкой, спорт у нас умер не сегодня. Мумией он стал еще на прошлой зимней Олимпиаде, потому что когда спортсмен первой величины преследует только свои личные интересы и ради них подставляет и команду, и восхваляющую его страну – это уже терминальная стадия. Думалось тогда, что Плющенко – лишь очаг заболевания, что вот вырежут его из здорового тела, и тело поправится. Наивная. Метастазы давно проросли в это несчастное тело. Четыре года его не лечили, болезнь маскировали, врачами назначали сантехников, итог перед глазами – пациент умер. Спорта страны больше нет, команды нет. То, что мы видим – фантом. Сотни полторы лет назад таких называли штрейкбрехерами, а теперь они победили, наступила эпоха штрейкбрехеров. Спорт страны умер, не в кого верить твердо, нет больше героев спорта, есть люди, добившиеся личных высоких достижений. За них будут радоваться родные и близкие, они будут гордиться собой, побеждая участников из настоящих команд других стран, но причем тут страна моя - Россия? Ах, да, они же «атлеты из России» и молча на пьедестале будут петь наш гимн. Где-то глубоко внутри себя, очень глубоко, так, чтобы никто не догадался. Если вспомнят слова, учить ведь их теперь было не нужно.
Collapse )