lica_alica (lica_alica) wrote,
lica_alica
lica_alica

Тверской бульвар, 20

 В засаде на приговоренного к смерти генерал-губернатора Москвы великого князя Сергея Александровича, брата царя, таились двое: Каляев и Куликовский  

Каляев с невинным видом прохаживался в Кремле на Сенатской площади, у здания городской Думы, а Куликовский непринужденно прогуливался в проезде Александровского сада. Но тогда, 2 февраля 1905 года, не получилось.

Назначили другой день. А Куликовский в оговоренный час за бомбой не пришел. Заявил, что террор - это не для него. Соратники поняли: у человека моральный, возможно, даже психический срыв. Оправится.

И он оправился. Через пять месяцев, когда уже отказавшегося написать прошение о помиловании Каляева повесили в Шлиссельбургской крепости, Куликовский явился вот в этот самый дом в Москве, на Тверском бульваре, твердым шагом прошел в приемную
недавно, всего четыре месяца как назначенного градоначальника Москвы графа Павла Павловича Шувалова и в упор расстрелял его.


Пройдите туда и обратно Тверской бульвар - сначала по одной стороне, а потом и по другой: более невзрачного, невразумительного сооружения не сыскать. Безликий, как оштукатуренный кирпич, дом под номером 20. А меж тем это ни много ни мало дом московских градоначальников. Здесь они жили и здесь работали. И Владимир Федорович Джунковский - тоже. Он стал последним царским генерал-губернатором Москвы, дожил до советского времени и до тех дней, когда, казалось бы, уже можно было бы считать себя в безопасности от возмездия за несовершенные преступления: ведь уже четверть века прошло, как перестал он быть московским правителем, а все равно большевики достали его, не дали умереть своей смертью 73-летнему человеку.

Он в Москве оставил по себе добрую память. Это при нем установили памятник Гоголю, он торопил с установкой памятника Ивану Федорову, добился памятника Александру III. При нем был открыт Музей изящных искусств имени Александра III, который мы
знаем теперь как Музей изобразительных искусств имени Пушкина. При Джунковском открылись в Москве первые трамвайные линии.

С занимаемой должности его отстранил сам император. Джунковский направил ему доклад о тайных делах и похождениях Распутина - были у него неопровержимые документы, - и это решило все. Императрица не могла оставить без последствий выпад Джунковского против человека, который для нее так много значил. Как известно, Николай II жене не перечил... Владимиру Федоровичу не стали ничего объяснять.

В ноябре 1917 года бывшего губернатора Москвы арестовали и посадили в Петропавловскую крепость. Потом его выпустили под надзор агентов ЧК. Потом снова арестовали и снова выпустили. В конце февраля 1938 года его по решению «тройки» во главе с Ульрихом приговорили к расстрелу. И человека не стало. Последний из московских градоначальников живой. Историческая личность...

На доме висит мемориальная доска. На ней выбиты слова о том, что во время революционных боев 17-го года у стен этого дома погибли молодые рабочие Жебрунов и Барболин. Для Шувалова и Джунковского, конечно, места не нашлось.

http://kp.ru/daily/24521.5/669038/
Tags: Москва на память
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments