Category: медицина

Лис светлой стороны

Ну, здравствуйте, коли не шутите…

Была у моей прабабушки поговорка: что крестьяне, то и обезьяне. Этот пост, который верхний, который нужный, важный, модный, обязательно-приветственный – чистое обезьянничанье и бегство за толпой «крестьян», так я это и ощущаю)) Тогда зачем? Так ведь верхний! нужный, важный, модный и обязательно-приветственный же! Приступим, да?
Фотография «говорящая», на ней мое любимое состояние души – добродушное и слегка ироничное. К себе тоже ироничное, можете не сомневаться)

Про меня, любимую, и мой блог.
Прежним названием блога было "акын поет, пока живет". Истинно так: если я замолчала всерьез и надолго, значит, со мной что-то очень и очень не так. То, что начиналось со смешного крошечного поста-записки для самой себя, вдруг как-то незаметно превратилось в потребность «видеть и петь»)) Видеть кое-что успеваю, а вот спеть получается иногда с большим опозданием - уж простите, но и реальная жизнь требует к себе внимания, мне в ней тоже хорошо и комфортно.
Про «песни». Петь самому себе хорошо только в дУше, я так думаю, а любая другая песня отчаянно нуждается в зрителе-слушателе (даже если притворяется, что это не так), поэтому… Дружу! Дружу взаимно и с удовольствием. Испытываю зверский кайф, когда вижу в блоге гостей))
Collapse )
Collapse )
promo lica_alica march 24, 2016 20:00 81
Buy for 30 tokens
На этом месте сейчас появится совершенно беспардонный, откровенно рекламный пост! Рекламный, хотя ни единой копейки я за него и не получу. Нет, я совсем не бессребреница и не равнодушна к деньгам, вот только есть две вещи, которые я готова рекламировать бескорыстно: хорошие книги и круизную…

Истра. Роддом для молний

Читаешь других, смотришь новостные ролики, приезжаешь, выходишь из машины и думаешь: а я точно сюда попала? Да нет же, вот она, истринская "зона 51", за забором те самые "инопланетные" штуковины, вокруг которых тебе хотелось полазить и к которым, по рассказам, только два способа попасть: где-то через забор или заранее приготовив взятку в виде нескольких килограммов мяса для собак охраны. Но если это та самая "зона" и все прочитанное - правда, то почему на просьбу "посмотреть-потрогать" нам просто открывают ворота, а после еще и рассказывают про здешнее житье-бытье? Кстати, слушаешь и понимаешь, какие же балбесы те, кто таки лезет сюда "с заднего прохода"! Это не заброшка, это бывший военный объект для разработки супероружия, он пережил период реальной заброшки, а теперь принадлежит «Росатому» и используется по назначению. Используется нечасто, но где гарантия, что не именно в тот момент, когда очередные кандидаты на премию Дарвина не попрутся под разряды искусственно генерируемых на этой территории молний?!


Collapse )

Счастливого пути!

Мир без энтузиастов, романтиков и по-хорошему сумасшедших был бы предсказуем и оттого бесконечно скучен. Даже теплоходно-речной мир. Да что это я?! Его бы вообще не было, ведь «несумасшедшие неромантики» в нем долго не живут, в этом мире. Они очень быстро сбегают на привычный расчерченный в клеточку-полосочку берег. Но я сейчас не о здешних наших, зараженных рекой – о других, тех, что снаружи теплохода. Тех, кто для нас – встречка, хоть и привыкли мы этим словом называть фотки с круизными красавцами, серьезными речными «грузовиками» или влюбленными в себя и скорость изящными моторными яхтами. Вы не раз видели такую встречку, представили? А теперь представьте августовскую Оку: ни-ко-го…
Collapse )
И вот идешь ты в этом одиночестве, идешь, высматриваешь с фотоаппаратом сама не знаешь кого, и – вот же она, встречка!))



Только как же жаль, что далеко эти сумасшедшие романтики, не спросить-прокричать: вы чьих будете? Куда и откуда путь держите? Так и разошлись, не разглядишь…

DSC_7209.JPG

Осталась лишь фантазия о том, как какие-то немцы (леший его знает, почему немцы, фантазия же) отправились покорять нашу дикую Россию)) Места, где нет ни интернета, ни вообще связи, ни дорог, и лишь одна есть главная дорога – Ока. Великая, капризная, своенравная, взбалмошная, переменчивая, красивая… Любимая.

Мильон меняют по рублю...

Разговаривают двое приятелей. «Вот все говорят: «Карузо! Карузо!» А я послушал – так ничего особенного»
– «Вы слышали Карузо?!» – «Нет. Мне Рабинович напел».


Сегодня положено писать панегирики Владимиру Семеновичу, но уж простите, я напишу другое. И я уверена, он бы меня точно простил, а вот вакханалия «памяти Высоцкого» убила бы его еще раз.


Collapse )

Лекарство от ноября

Утро, день, вечер – разницы нет. Света нет. Цвета нет. Любое время года прекрасно? Тридцать три раза ха! Всем, кто чахнет сейчас от серости, буквально по жизненным показаниям требуется сильнодействующее лекарство. И мне оно требуется, и есть оно у меня. Пора. Я берегла его именно для этого времени, когда еще даже не зима, но уже кажется, что вот это вот гадкое все, что  вокруг, никогда не закончится, когда день – как неделя, а неделя – как тусклый месяц…Понятно, что пройдет само, и понятно, когда пройдет, но можно же пока снять симптомы)



Первый день лета, три часа ночи. То есть утра же!) Рассвет, который я встречала совершенно одна, даже в рубке его во всей красе не видели, потому что он играл и переливался огнем строго за кормой. И я его тогда от всех-всех спрятала, потому что жизнь наша в полосочку и потому что про неизбежность полосы серой я хорошо помнила. Вот она, за окнами, так что самое время ярким краскам и памяти о том, о чем нельзя рассказать словами, если ни разу этого не попробовал…
Collapse )

#просторека

Полистала страничку и «самафшоке»: Москва, водка, небо… Я что, от вас реку прячу? Себе захапала в преддверии завершения навигации? Мне, это мне и это тоже – мне? Наверное, синдром Плюшкина как раз в том самом преддверии, о котором и вспоминать не хочется. Наверное, боюсь, что не хватит мне потом фотографий на долгую зиму, если сейчас разбрасываться ими буду. Ну, нет! Врешь, не возьмешь! Держите кусочек уже вполне осенней Оки.


Collapse )

Река, Рекою, о Реке...

Человек – такое вредное существо, что сколько ни дай, ему все равно будет мало. Ну, ладно, пусть не абстрактный человек, а отдельно взятая я. Сидела дома, зарывшись в ЖЖ – ныла, что не могу без реки, была на Волге – тянуло на северные реки, шла по Шексне и Свири, восхищалась Севером и - вспоминала мягкую Оку, сейчас на Оке… Странно, кто-то ведь помнит, как я совсем недавно ломалась пополам от невозможности соединить ее с Камой, Волгой и Ладогой, о неисполнимости желания постоять бортами «Крылову» и «Образцову». А ведь ходил когда-то мой теплоход и по Каме, до Перми ходил!
Да, про странное-то) Так вот странно, но это прошло, вот это метание между. Я, которая так убеждала в этом других, как-то вдруг, в один момент поняла, что река лечит. Что нет больше никакой ломки, что все мои реки мирно во мне уживаются, что скучать не надо, ведь все они – это одна великая и прекрасная Река…

Начавшаяся когда-то здесь, на канале…


Collapse )
водоплавающая Лиса

Каким должно быть настоящее "доброе утро"?

Настоящим, а не «доброутренником»! Для такого утра надо сначала сидеть до упора вот тут, в ЖЖ, потом понять, что уже светает, выбежать на палубу «И.А.Крылова», побегать в утреннем мареве с борта на борт, вернуться в каюту, убедиться, что опять фотографировал без карты памяти, повторить всю вышеописанную операцию…

Collapse )

Ромашка

Твою же мать!

Я не буду разливаться словами и негодованиями, я не буду костерить Астахова (хотя очень хочется), я просто расскажу то, что видели однажды мои собственные глаза. И если вы за такие детские судьбы, то поддерживайте борьбу со "злостным и антигуманным изобретением", Бог вам судья...

1980-й год, развитой социализм, человеколюбивые законы, никаких позорных западных ЮЮ или, чтоб Астахов таки был здоров, бэби-боксов. Мне 18, моему ребенку дней десять, а я влетаю в больницу со всякими осложнениями после родов. Как всегда, в прекрасной бесплатной советской больнице мест нет, но консультация настаивает, и меня кладут туда, где оно есть – в самую тяжелую палату, не реанимацию, но ту, где лежат самые-самые, напротив сестринского поста и рядом с ординаторской. Ну, мало ли, если с ними что, так чтобы близко бежать. Весь ужас одновременного нахождения относительно здоровой девчонки с эпелептиком, онкологической больной, парочки послеоперационных с депрессией от сути операции и других, похожих, описывать не буду, это будни больницы.

Но были там еще две пациентки, обычная русская молодая тетка и ядреная цыганка, обе после криминальных абортов, как это называется. Сроки беременности 6,5 и 7 месяцев, оба плода(?), ребенка(?) родились живыми. А вот тут я зря свои вопросы понаставила, потому что по законам замечательного советского законодательства детьми они не были точно, замечательное советское законодательство и медицинские правила определяли так: если плод, появившийся на свет в результате криминального аборта, живой, то он оставляется в палате с матерью(?), на него выдаются две пеленки и стаканчик с глюкозой и пипеткой. А дальше – внимание! – если он в течение 72 часов остается живым, то его забирают в детское отделение, если умирает – то в больничную кочегарку.

И вот, 8 тяжелых больных и я слушают котеночий писк этих свертков, безостановочные покаянные истерические рыдания тетки русской и маты тетки цыганской… Можно, я не буду вспоминать весь спектр пережитых эмоций, это невыносимо даже после прошедших 35 лет, буду только саму историю? А она продолжалась так: мальчик первой умер ровно через двое суток, но, явно наказывая тетку, забрали труп не сразу, еще через полдня где-то; цыганка сбежала в больничном халате, бросив мальчика своего на кровати. Он жил! Жил и пищал. И мы его поили глюкозой. И плакали, плакали, плакали… И на четвертые сутки взбунтовались и потребовали к нам главврача больницы, потому что он жил, а его никто не забирал. И его все же унесли в детское…

Вот такая история. А теперь с чистой совестью продолжайте бороться с бэби-боксами, г-н Астахов и его единомышленники!