Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Лис светлой стороны

Ну, здравствуйте, коли не шутите…

Была у моей прабабушки поговорка: что крестьяне, то и обезьяне. Этот пост, который верхний, который нужный, важный, модный, обязательно-приветственный – чистое обезьянничанье и бегство за толпой «крестьян», так я это и ощущаю)) Тогда зачем? Так ведь верхний! нужный, важный, модный и обязательно-приветственный же! Приступим, да?
Фотография «говорящая», на ней мое любимое состояние души – добродушное и слегка ироничное. К себе тоже ироничное, можете не сомневаться)

Про меня, любимую, и мой блог.
Прежним названием блога было "акын поет, пока живет". Истинно так: если я замолчала всерьез и надолго, значит, со мной что-то очень и очень не так. То, что начиналось со смешного крошечного поста-записки для самой себя, вдруг как-то незаметно превратилось в потребность «видеть и петь»)) Видеть кое-что успеваю, а вот спеть получается иногда с большим опозданием - уж простите, но и реальная жизнь требует к себе внимания, мне в ней тоже хорошо и комфортно.
Про «песни». Петь самому себе хорошо только в дУше, я так думаю, а любая другая песня отчаянно нуждается в зрителе-слушателе (даже если притворяется, что это не так), поэтому… Дружу! Дружу взаимно и с удовольствием. Испытываю зверский кайф, когда вижу в блоге гостей))
Collapse )
Collapse )
promo lica_alica март 24, 2016 20:00 81
Buy for 30 tokens
На этом месте сейчас появится совершенно беспардонный, откровенно рекламный пост! Рекламный, хотя ни единой копейки я за него и не получу. Нет, я совсем не бессребреница и не равнодушна к деньгам, вот только есть две вещи, которые я готова рекламировать бескорыстно: хорошие книги и круизную…

Бывшие курицы в нехорошей квартире

Что за бред в заголовке? Да нет, что вы, это просто Булгаков с его едким, смешным и фееричным языком. Это нэпманы – «герои нашего времени» 20-х годов. Это нехорошая «Зойкина квартира», где с утра до вечера - добропорядочная швейная мастерская, а с вечера до утра – бордель. Это трагифарс про бывших куриц, так и не превратившихся в петухов.



"А дальше я еду к вам в трамвае мимо Зоологического сада и вижу надпись: "Сегодня демонстрируется бывшая курица". Меня настолько это заинтересовало, что я вышёл из трамвая и спрашиваю у сторожа: "Скажите, пожалуйста, а кто она теперь, при советской власти?" Он спрашивает: "Кто?" Я говорю: "Курица". Он отвечает: "Она таперича пятух". Оказывается, какой-то из этих бандитов, коммунистический профессор, сделал какую-то мерзость с несчастной курицей, вследствие чего она превратилась в петуха".
Collapse )

"Как бы ни был красив Шираз, он не лучше рязанских раздолий"

Знаю, чувствую, понимаю: давно молчу про свою Реку. Честно? Не могу, не хочу окунаться в тоску по ней, бегу от мысли, что ожидание пока кажется бесконечным. Бегу в пустыню, в театр, в школу арабского, в живое общение с любимыми людьми, бегу к теплым фоточкам теплого моря и... Не могу не сравнивать, оно само! А раз само, молчать не надо, надо поделиться.



До прошлой весны я очень давно не была на море. Признаться, совсем забыла, как закатывается за его край солнышко. Правда, часто смотрела на чужие морские закатные кадры из вечнозеленых краев и недоумевала: каждый день одно и то же? Одинаковое «оранжевое небо оранжево поет»? Нет, красиво! Чудесно, мило-спокойно, благостно даже: уходит в теплое марево солнечный шар, катится всегда быстро, но мягко, никакой драмы, одна вечерняя нега и обещание завтра повторить все тот же круг. Что ж, на курорте, наверное, так и надо, бурные эмоции только мешают предаваться расслабленно-тюленьему образу жизни. Но здесь я перемешаю свои закаты, речные и морские, пусть будет у меня все! И драма, и тоска, и бесконечность ожидания, и тишь, и нежность, и предсказуемость, и тепло...
Collapse )

"Васса", XXI век

Я не умею писать правильные рецензии, не умею анализировать характеры, говорить о работе костюмеров, судить о режиссерской удаче или неудаче, я могу только так сказать спасибо одному из любимых моих театров.

Ему удалось соединить несоединимое: сделать горьковскую «Вассу» почти мюзиклом, а мюзикл – драмой. Драмой не семейной – чисто материнской, ибо материнское сердце рвется под песенки и балаган за всех своих детей, хотя и отказывает им в их представлении о счастье, а дети бьются лишь за свои «рубашки», что ближе к телу.

Ему удалось соединить легко соединившееся (но ведь раньше никто не догадался!): из двух вариантов «Вассы» (а вы знали, что их было два? Я – нет) создать один спектакль, взявший от этих двух пьес лучшее. Нет особого пафоса «революционной правды», но есть натянутый нерв, конфликт привычного богатого уклада и поднимающего голову того, что «до основанья, а затем...», есть предчувствие беды, которая  будет страшнее дележки еще не случившегося наследства.


Collapse )

Два мира - глаза в глаза: Римский театр Аммана и "Amman Pasha Hotel"

Про это место обычно рассказывают грамотно и умно, что, наверное, совершенно правильно. Перед театром, высеченным руками рабов Римской Империи прямо в скале невозможно не испытывать трепета. Прикосновение к этим камням - мурашки и восторг одновременно (кинестетики и фантазеры поймут). Кто был на этом месте до меня? Сто лет назад, четыреста, тысячу? Мужчины, женщины? Точно одно - строили рабы, наслаждались зрелищами свободные люди. Сколько их было за две тысячи лет, с тех времен, когда Амман был не столичным иорданским Амманом, а Филадельфией, столицей римской провинции Каменистая Аравия!
[Теперь вот я...]


Шесть тысяч мест – поместятся все горожане любимого Мышкина. Второй век нашей эры – представить невозможно, воображению так далеко не заглянуть. Гладиаторы, львы, отданные им на расправу христиане – нет, говорят, ничего кровавого здесь не было, изначально театр был именно театром, остается им и теперь – местом праздников, соревнований и даже аналогом нашего Пушкина на Тверской, как точкой встречи для всего города.



Впрочем, все грамотное и умное я читала про это потом, а знакомство вышло с романтичной сумасшедшинкой...
Collapse )

Кимры далеки, Кимры - рядом!

Проще всего про такие вещи писать в одном из двух вариантов: сухим репортажем или с эмоциональным «ах, какие все-все молодцы». Но хочется как-то иначе, хочется посерединке, потому что с одной стороны, поездка детей из Кимрского детского дома в Московский театр – событие из разряда «вот так оно и должно быть, ничего геройского», а с другой – без Владислава Хасикова и компании «Мостурфлот», без сообщества Живого Журнала «Travel Russia», без просто неравнодушных людей с большой душой Марии Назаровой и Натальи Галичкиной этой поездки просто не было бы. Из Кимр. В Москву, в Центральный театр кукол имени С.В. Образцова, на спектакль «Синяя птица». Вот этого всего – не было бы.


Collapse )

Кукольная загадка

Без призов, простите, чисто на интерес))

Очень коротко: Театр кукол Сергея Образцова, музей кукол, что в этом театре, домашний кукольный театр одного очень высокопоставленного ребенка 19-го столетия.


Collapse )

Лис светлой стороны

Вы это сделали!

Это не пост-отчет. Это не пост-рассказ, даже если по форме получится именно он. Нет, здесь и сейчас я просто пытаюсь вернуть вам вашу доброту и внимание. Всем вам, кто в открытую или анонимно, крупной суммой или небольшой денежкой, в Живом журнале или на Форуме речных путешественников собрал не просто деньги, а очень ценный подарок. Вы это сделали! Дети из Кимрской школы-интерната для детей-сирот побывали вчера в Москве. Просто на минутку осознайте: Кимры, детский дом и – Москва, Кремлевские стены и башни, проспекты, небоскребы, то, что - «ой, нам про это рассказывали». У нас самих замылился взгляд, мы ругаем то, ругаем сё, нам не нравятся лужи и снегодождь, а для них – Москва и волшебство театра.

Так вот вы это сделали! Хотя, что это я? Мы это сделали, все мы: Владислав Хасиков, неизменный организатор таких начинаний, директор детского дома Валерий Ломоносов, сотрудники круизной компании "Мостурфлот" и участники Форума речных путешественников Елена Лазарева, Инесса Чернявская, Леонид Белкин, Ольга Демидова, наше сообщество travel_russia, Павел stabbut, организовавший нас на помощь детям, немножко я сама и, конечно, вы, добрые и неравнодушные люди, не сумевшие сделать вид, будто не увидели просьбы о помощи. Спасибо всем-всем! Посмотрите, что именно вы подарили, ощутите собственную к этому причастность, и пусть ваш день станет чуточку светлее и добрее!


Collapse )

Лис светлой стороны

О самом главном "Своими словами"

Я пока не знаю, что именно мне писать о том, что я вчера видела. Но я совершенно точно знаю, как не надо писать о том, что я видела. Не надо жалостности, не надо сюсюканья, не надо причитания, а надо – уважение, признание, человеческое участие и живой интерес. Да, именно так я и постараюсь рассказать о самом необычном из всех мною виденных спектакле – «Своими словами».
Только сначала я хочу сказать несколько слов не тем, кто привык меня читать, а тем, у кого нет здесь аккаунтов, но кто, возможно, увидит эти строчки. Так вот, для них:



- Ребята, это было здорово! Говорят, во время первого представления вы еще смущались, но я увидела вчера уже пятый ваш спектакль, и передо мной были уверенные в себе артисты! Вы такие молодцы! Энергия, слаженность действия, естественность на сцене, а уж отделение музыкальное нас просто покорило! Афиши не обманывали, я услышала уникальное исполнение «Лунной сонаты».
Спасибо вам всем большое за настоящие чувства, за то, что помогли увидеть мир таким, каким видите его вы. У вас на самом деле получилось рассказать это «Своими словами».
Collapse )

Лис светлой стороны

"Борис Годунов" в театре "Et Cetera"

Режиссер – Петер Штайн

Как подступиться к отзыву на спектакль, рядом с которым ощущаешь себя кем-то маленьким и незаметным? Что выйдет за отзыв, если будешь смотреть на сцену снизу вверх не только в прямом, но и в переносном смысле?  А как быть, если наряду с масштабом спектакля, как ни парадоксально, видишь незначительность его действующих лиц? Как объяснить себе и вынести наружу этот парадокс и как понять, было ли это замыслом режиссера или моим личным вИдением?



Да, трудно подступаться, ведь я никакой не театральный критик, а всего лишь обычный зритель. Но вот шли мы после спектакля по ночной Москве, два таких обычных зрителя, у которых, как правило, остаются разные впечатления, разговаривали, делились увиденным и пришли к одному: тот масштаб, о котором я сказала, определяется совсем не исторической основой, не авторством «нашего всего» и не количеством действующих лиц на сцене. Пусть все это и присутствует, но не оно дает это ощущение, а главный герой.
Collapse )